Читать стихи, прозу, слушать песни поэта, барда Лидии Оганесян.
На этой странице Вы можете

читать стихи о поэзии поэта Лидии Оганесян



Когда б вы знали, из какого сора
Растут стихи, не ведая стыда,
Как желтый одуванчик у забора,
Как лопухи и лебеда.

А.Ахматова

Вы любите читать стихи? Вы находите в них созвучия? Наверное, вас не раз посещал вопрос: откуда они берутся? Стихи появляются ниоткуда. Сначала еле слышная музыка. Потом поток накрывает. И в результате - стихотворение. Иногда это люди, иногда - предметы. А чаще - соединение всего, что нас окружает, той музыки, которая разлита в воздухе, которую можно вдохнуть, а затем выдохнуть стихотворение. Надо только вслушаться в себя. Быть может, мы все - всего лишь музыкальные инструменты в руках Бога?

Название'ВоспроизведениеВремя
Бессонница.
(Стихи О.Мандельштама)
PLAY
PAUSE
STOP
 
2:32 мин

Для раскрытия текста кликните (нажмите) на название стихотворения.

 

Бессонница

Не надо бессонниц и грусти не надо!
От них на лице появляются меты.
Мы встретились лишь для того, чтоб расстаться
и встретиться снова. На то мы поэты.
И наши бессонные долгие ночи,
и дни, что наполнены были, как чаша,
теперь отливаются в ясные строки.
Наверное, в этом призвание наше?
Терпение наше нам вправду зачтётся,
и встретимся снова. (Как мало нам надо!)
Тогда и наступит эпоха бессонниц,
что будет дарована нам как награда!

В тетради у меня последний лист.

В тетради у меня последний лист.
Себе я говорю: не торопись
его заполнить строчками косыми.
Пускай из бездны грез родится смысл,
последний лист пусть даст началу имя.

Тетрадь моя, мы так с тобой срослись,
и мне порой казалась ты бездонной.
Перед лицом твоим была я скромной,
и мне не верилось в последний лист.
Когда-то думала, что распрощаться
нам не придётся. Думала: навек!
И как теперь решиться и расстаться?
Ты прошлое, мечты моей разбег,
дитя мое и мой учитель строгий!
Как наши могут разойтись дороги?

Но тихо лист последний отвечал:
Конец - он есть начало всех начал.

Где ты теперь, Душа

Где ты теперь, Душа, что всех крылатей,
нашла ли свет, простор, покой, уют,
а может, смерть, не отпустив объятий,
связала крепче всех цепей и пут?

Тебе б исчезнуть, растворясь в эфире.
Так эфемерна эта жизнь была;
в реальном веке и в реальном мире
стояла одиноко, как скала,

и так же недоступна. Боже правый,
прости ей грех, страшнее всех грехов!
Освободи от тягостных оков
ухода, на который не дал права.

Но женщину с крылатою душой
прости! Даруй свободу и покой!

Если б не писала я стихи

Если б не писала я стихи,
я б, наверно, сдохла от тоски,
от потерь, которым несть числа,
от того, как жизнь меня вела.

Но наступит вечер, следом ночь.
Боль мою поможет превозмочь
лист бумаги, ручка, тусклый свет.
И Судьбе моей готов ответ.

Я пишу ей письма, но в стихах,
уносясь заоблачно в мечтах,
а она подсказывает мне
образы и в яви и во сне.

И уже не знаю, кто из нас
на бумаге слов выводит вязь.
Слишком строчки ровные порой,
слишком гармоничен лиры строй!

Может, я нужна лишь для того,
чтобы записать со слов её.
Вот теперь, как будто невзначай,
мне под руку ставит крепкий чай,

чтобы длилась дольше эта ночь,
чтобы духи сна летели прочь,
чтоб её лишь слушала, забыв
мною не написанный мотив.

И снова одиночества волна

И снова одиночества волна
накроет одеялом пенным.
Бредёшь один, не глядя на дома,
но день угас уже, а ночь сама
безлунным пологом накрыла землю.
И канул день, а с ним тепло руки,
хоть не осталось места для тоски,
но одиночество всегда на страже:
нежданно подкрадётся и укажет
вернейший путь единственной строки.

Как можно, друг мой, мудрость одолжить?

Как можно, друг мой, мудрость одолжить?
И как, мой друг, нам одолжить безумство
всем тем, кто жизнь торопится прожить
и не пролить в стихи ни капли чувства?

О, как безумством дорожу, мой друг,
когда в стихи слагаю боль и счастье.
И понимание приходит вдруг:
без них и я б рассыпалась на части.

Из мудрости слагаются стихи.
Но мудрость и безумство – не враги!

Как суждено терять и обретать

Как суждено терять и обретать,
так в каждой встрече видится разлука,
и если б не трагедии, то скука
собой заполонила бы тетрадь.

Не зная вкуса боли, не понять
звенящей ноты счастья неземного,
Наверное, поэтому мы снова
готовы и терять и обретать.

И если жизнь мне снова суждена,
согласна я забыть земной свой опыт
и, в шуме дней услышав вышний шёпот,
начать хотела б с чистого листа.

Лишь только памяти перелистав страницы

Лишь только памяти перелистав страницы,
Душа в стихи способна воплотиться.
В них поселиться. Шелестом листов
наполнить дом. И приоткрыть полог
над тайной бытия. Открыв глаза,
увидеть мир. И другу рассказать
о том, как звуки веселы порой,
о том, как беспокоен наш покой.
Потом - о крыльях, что лететь хотят,
о бурях, что утраты лишь сулят.
О том, что невозможно не любить,
и каждый миг мечту свою творить.

На кухне

На кухне, где можно курить
и пить нескончаемый кофе,
проходят часы, как эпохи,
и жизнь превращается в строки,
и можно не думать о проке
вот этих стихов и о веке,
в котором придется прожить.
И можно себя не щадить,
и пить нескончаемый кофе
на кухне, где можно курить.

Нас нищие поймут и чудаки

Нас нищие поймут и чудаки,
которым до Поэзии есть дело.
Пуста котомка, в ней одни грехи,
и нечего дрожать душе и телу.

Их не ограбит злополучный век -
кому чужих грехов не доставало?
А коль подаст им добрый человек,
благословив вослед, не скажут: мало.

И чудаки, все горести забыв,
звеня монетами, бредут на песню.
И подают, коль им мотив чудесный
напоминает чистоту молитв.

Поэт, чудак и нищий - миражи.
И об руку идут не в ногу с веком.
И жаль, что в жизни мало дорожим
Поэзией, Душой и Человеком.

Не розовый покров

Не розовый покров,
а розу ветров.
Не шелест листов -
железный засов.

Не деревянный сруб -
бетонный раструб.
И не дрова в огне,
а щели в стене.

Свирель сквозняка
поёт мне пока
баллады ветров -
поэмы без слов.

А я лишь пишу,
усвоив мотив,
и ритмы ветров
слагаются в стих.

Таков мой приют,
мой дом и уют.
А я - только слух
того, что вокруг.

Не читай стихов моих!

Не читай стихов моих!
Слишком много в них печали,
боли, горя и отчаянья
у попутчиков моих.

Ты меня такой не знал.
Я при встрече улыбалась.
Не бывало бед. И жалость
не внушала. Но узнал,

что бывала одинока
до отчаянья, до дна.
И порою так жестоко
я была наказана,

потому что в жизни этой
научилась лишь любить
и немного быть поэтом,
чтобы лёд души разбить.

Нет, не плакала от боли,
а смеялась ей в лицо,
вырывалась из неволи,
попадая вновь в кольцо

рук, замкнувших новый круг.
Нет, читай меня, мой друг!

Ночных небес пронзительный мотив

Ночных небес пронзительный мотив
звучит во мне и сотни строк рождает,
и эта полифония звучит.
Произношу. И звуки словно тают.
И думаю, что нужно записать
стихи небес. Рука не успевает
угнаться за стремительностью месс
космических. Открытие пронзает:
я чувствую, что звук в меня проник,
он так велик, могуч и многолик,
и так легко собою заполняет,
и я, как чаша, до краев полна.
Когда мотив нахлынет, как волна,
и в той пучине голос мой расстает.

Под стук колес

Под стук колес
пишу стихотворенье.
Какая блажь!
Какое наважденье!
Какое удивительное чувство –
из километров ткать своё искусство.
Из милей жизни
делать точный слепок.
Прясть нить судьбы
из отражений эха.
Мне скажет кто-то:
это лишь потеха.
Отвечу: это жизнь
и жизни веха.

Раскручивался серпантин

Раскручивался серпантин
стихотворений и картин,
и в многоцветье многолюдном
воспринимался обоюдно.
Гремел аккордами рояль,
и голос уносился вдаль.
И жизнь текла в преддверье грёз.
А за окном - ещё мороз.
Прикосновение весны
рождало призрачные сны,
и продолжалось в слове, цвете
и в музыке. Рожденья эти
мучений были лишены.
И будто Бога дар они -
дар детям, не вкусившим с древа
запретного. И будто Ева
не изгнана была из сада...


Дар творчества - Его награда.

Когда от бессонних ночей

Когда от бессонних ночей
рябь в глазах.
и безумье крадётся,
словно боль или страх,
тогда на листе возникает
словесная вязь,
нарушающая привычную
смыслов связь.
Нанизывая на жизни
тонкую нить
невнятные для рассудка
бусины снов,
которым, кажется,
не суждено быть,
встречаешь рассвет,
ощущая, что жизнь - новь.
А позже - взбираешься в гору
прожитых чувств.
А позже вдруг ощущаешь
забытый их вкус.
Нечаянно прикасаясь
к крыльям мечты,
в испуге бросаешься прочь
от заветной черты.
И грезишь о счастье,
а рядом бредёт день,
всю жизнь превращая
в прекрасной мечты тень.

Стихи, как люди

Стихи, как люди,
приходят в дом.
Потом уходят...
И пусто в нем.

Томлюсь. И встречи
я жду опять,
как будто можно
вернуться вспять.

Но знаю точно,
придет мой друг.
А следом - ночью -
замкнется круг

стихотвореньем -
хитросплетеньем
взглядов и мук,
слов и разлук.

Стихи, как люди,
находят мой кров.
А люди - прелюдии
новых стихов.

Тишина есть пространство для жизни усталой

Тишина есть пространство для жизни усталой. Стихи
есть попытка подняться над пропастью прежних стихий.
Тишина – это тоже стихия – беззвучный каскад,
позволяющий только на миг оглянуться назад,
а потом оглушающий странной своей немотой.
Тишина – это то, что ещё остается с тобой
в полумраке убогих жилищ, где должны коротать
мы мгновения жизни, не смея на Бога роптать.
Тишина – это Божья награда за скрежет и стон,
За изрезанный и недоступный уже горизонт.
Тишина есть безвременье и остановка часов.
Тишина это то, что ложится на чашу весов.

Ты знаешь, так случилось

Ты знаешь, так случилось,
что сыт наш век поэзией.
На что душа разверзтая,
коль жизнь не получилась,
коль тяжело, до одури,
ребёнка даже вырастить,
и дома не построено,
и дерева не высадить,
и ради хлеба денного
рвать жилы до отчаянья.

К чему в наш век поэзии
созвучия печальные?


   Был бы хлеб.
   Был бы кров.
   Был бы сыт
   да не бит.

А поэзию оставим на потом -
для потомков наших с сытым животом.

   Но живот коли сыт,
   голова не болит
   о чужих страданиях,
   да иных исканиях.
   В животе нет души,
   и на нём нет морщин.
   Гладкая поверхность -
   нет страданью места.
   Может, несварение?
   Но... стихотворение?!

Только знаешь, наступит поэзии срок.
В этой древней стране, преподнесшей урок
миру, сытости вечной не место.

И рукой исхудавшей вцепившись в перо,
будет писано много беднягой Пьеро
о России насилья и чести.

Уходят в прошлое печаль моя и страх

Уходят в прошлое печаль моя и страх.
И дни проходят, отражаясь в зеркалах
воспоминаний. И звенит весна,
и снова настежь жизнь отворена.

И снова кровь пульсирует в висках,
а прошлое мне видится в тисках
условностей, в попытках раствориться,
навек захлопнуть дверь своей темницы.

Мои печаль и страх уходят прочь.
Им не поможет интриганка - ночь.
Её я зачарую вязью строф,
освободясь от грусти и оков.

Я одна

Я одна. На сцене. Бьют софиты.
Я одна. Душа моя открыта.
А напротив вы и ваши лица,
и тепло, готовое излиться.
Все мои стихи и песни тоже
так на откровение похожи,
но не попытаюсь защититься -
жизни перевернута страница.
И любовь и боль мою по кругу
передам я вам, мои подруги,
а друзьям доверю я сомненья
и свои ночные откровенья.
Гаснут звуки, но дрожит струна
между нами. Сцена. Я одна.

 

©2012 Все права принадлежат автору.При перепечатке ссылка на на САЙТ обязательна.

На этом сайте вы можете без СМС, он - лайн, без ожидания и рекламы действительно

читать стихи о поэзии

. Для вашего удобства произведения расположены по жанрам. Для раскрытия текста кликните (нажмите) на название. Для вашего удобства все материалы расположены в алфавитном порядке. Приятного вам времяпрепровождения!